Сущность и типология государства.Основные изменения в современном понимании сущности государства

Государство - основной институт политической системы классового общества, осуществляющий охрану его монополий на осуществляющий охрану его экономической и социальной структуры. Государство обладает монополией на осуществление от имени всего общества внутренней и внешней политики, исключительным правом издания законов и правил, обязательных для всего населения, правом взимания налогов и сборов. К. Маркс и Ф. Энгельс отмечали, что государство носит классовый характер, но его деятельность охватывает и выполнение общих дел, вытекающих из природы всякого общества.

На протяжении 20-х годов усилиями И. Сталина и всего пропагандистского аппарата были грубо фальсифицированы взгляды марксизма на происхождение и сущность государства, однако сама эта фальсификация не обрела имени своего автора, а выдава-ть за классический марксизм. Постепенно она глубоко внедрилась в общество-ведение, ее тезисы стали считаться чуть ли не самоочевидными истинами. С дру-гой стороны, факты, накопленные исторической наукой, этнографией в XX в. в результате изучения древних, архаических обществ, обогатили прежние пред-ставления о становлении и сущности государства, показали несовместимость сталинской фальсификации, выдаваемой за "марксизм-ленинизм", с этими факта-ми, подтвердили правильность ряда нефальсифицированных выводов. Остано-вимся на этих вопросах.

Если говорить о сути сталинского упрощения и фальсификации рассматривае-мой проблематики, то она сводится к утверждению, будто всегда и всюду именно частная собственность была первопричиной структурной дифференциации об-щества, что именно она расколола общество на классы, стала основой эксплуата-ции и антагонизма, привела к возникновению политики и государствами разве не так все это объясняют многие и сегодня, выдавая за марксизм? Но на самом деле это - не марксизм, а сталинизм.

Согласно Сталину, государство возникает на основе частной собственности и связанного с ней классового антагонизма. Далее, было предано забвению положение Ф. Эн-гельса о том, что классы возникали "двояким путем", причем первый путь связан с общественным разделением труда, с выполнением "общих функций, необходимых для жизни общества", с паразитированием на "общественной должностной функции", а не с частной собственностью на средства производства. Наконец, И. Сталин подверг критике, представив ее мальтузианской, мысль Ф. Энгельса, согласно которой производство и воспроизводство непосредственной жизни вклю-чает производство двух видов: производство средств к жизни и самого человека, продолжение рода, перечеркнув вывод Ф. Энгельса о том, что "общественные порядки, при которых живут люди", обусловлены "обоими видами производства", а следовательно, структурализация общественных отношений - возникновение групп - зависит от развития не только труда, производства средств к жизни, но и семьи, производства самого человека.



Мало того, была подвергнута ревизии сама историческая концепция К. Марк-са, согласно которой переход от первичной (доклассовой) формации ко вторичной (классовой) формации имеет свои варианты: от первобытнообщинного строя возможно развитие и к рабству, и к феодализму, и к азиатскому способу произ-водства. Эта концепция К. Маркса, предполагавшая варианты развития и от вторичной (классовой) формации к неклассовому обществу, была вообще отбро-шена. Вместо нее И. Сталин ввел "пятичленку", согласно которой пять форма-ций - первобытнообщинный строй, рабство, феодализм, капитализм и комму-низм - представляют собой те общественно-экономические устройства, через которые будто бы неизбежно проходят все народы. Выдавая это свое изобрете-ние за марксизм, И. Сталин не считал нужным напомнить своим читателям, что К. Маркс категорически возражал против превращения его учения "в историко-философскую теорию о всеобщем пути, по которому роковым образом обречены идти все народы, каковы бы ни были исторические условия, в которых они оказываются. Такие толкования своего учения К. Маркс считал одновременно слишком лестными и слишком постыдными для себя.1

Как известно, работа Ф. Энгельса "Происхождение семьи, частной собствен-ности и государства" была написана на основе вышедшего в 1877 году фундамен-тального исследования Льюиса Г. Моргана "Древнее общество", в котором на основе достоверных данных прослеживался процесс становления цивилизации. В 1880-1881 годах К. Маркс составил конспект исследования Льюиса Г. Морга-на, позже использованный Ф. Энгельсом; Однако как ни был серьезен для своего времени труд Льюиса Г. Моргана, он не остался единственным. "Чем меньше развит труд, - писал Энгельс, - тем более ограничено количество его продуктов, а следовательно, и богатство общества, тем сильнее проявляется зависимость общественного строя от родовых связей".11 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., т. 21.



И. Сталин совершенно не воспринимал всей глубины диалектико-материалистического подхода Ф. Энгельса к этим проблемам, а не поняв сути дела, решил "исправить" классики, высказав критические замечания по этому вопросу. Эти замечания И. Сталина, обвинения Энгельса в мальтузианстве имели далеко иду-щие последствия: в советском обществоведении на многие десятилетия (вплоть до наших дней) укоренилось упрощенное понимание материального производст-ва, игнорирующее его важнейшую часть - производство самого человека. А ведь знания, накопленные человечеством после выхода работы Ф. Энгельса "Происхождение семьи, частной собственности и государства", особенно ярко раскрыли справедливость диалектико-материалистических идей именно в этом вопросе, еще ярче показали ошибочность и ограниченность сталинской критики. Речь идет о том, что согласно представлениям, базирующимся на знаниях, полученных уже в XX веке, на дифференциацию общества и становление соци-ально-классовой структуры существенное воздействие оказали факторы, связан-ные как раз со вторым видом материального производства - с воспроизводством самого человека, и прежде всего такой основополагающий фактор воспроизвод-ства, как запрещение инцеста (кровосмешения), что не только способствовало выживанию и укреплению рода человека, но и оказало многоплановое воздействие на развитие общественных отношений.

В первой половине XX века существенный вклад в изучение различных сторон жизни первобытных, архаических обществ внес Марсель Мосс (1872-1950 гг.). Этот французский этнограф и социолог в работе "Опыт о даре. Форма и основа-ние обмена в архаических обществах" (1925 г.) на большом фактическом матери-але показал, что еще задолго до развития товарных отношений универсальным средством обмена были взаимные дары, которые формально являясь доброволь-ными, в действительности оказывались строго обязательными. М. Мосс, обосно-вывая установку на комплексное исследование социальных фактов с целью выявления наиболее фундаментальных из них в тех или иных социальных систе-мах, выдвинул идею "тотальных социальных фактов".11 Васильев Л.: Становление политической администрации... - Народы Азии и Африки, 1980. №1.

Его системно-структурный подход к исследованию архаических обществ ока-зал известное влияние на Клода Леви-Стросса (род. 1908 г.), другого француз-ского этнографа и социолога, одного из главных представителей структурализма, много сделавшего для анализа культуры и социального устройства первобытных племен. Опираясь на трактовку М. Моссом развития первобытного общества, К. Лев Стросс разрабатывал и обосновывал идею, согласно которой, если ее перевести на язык материализма, особенности производства человека (воспроиз-водство рода), а именно запрет инцеста, явились исходным социальным фактом в выделении человека из мира природы.

Оставим на время справедливое обоснование того, что запрет инцеста наложил глубокую печать на развитие общества, на его культуру, на структуру внут-ренних и внешних отношений. Это был действительно переворот во всей общественной жизни.

Вернемся к самому введению этого запрета. Во-первых, нельзя опровергнуть того, что запрет инцеста был сознательным выходом из длительного историчес-кого развития, показавшего, что кровосмешение ведет к вырождению рода, ста-вит на грань гибели, что отказ от права иметь женщину своей группы может уст-ранить эту гибельную опасность. Во-вторых, чтобы осознание вреда кровосме-шения превратилось в его практическое исключение, нужны были - и в этом тоже не приходится сомневаться - весьмя суровые меры общественного воздей-ствия, а скорее крайне жестокого, если не свирепого, пресечения неизбежно встречавшихся вначале отступлений от этого запрета-табу, еще недавно не су-ществовавшего. В-третьих, когда речь идет о становлении государства, исход-ный признак которого - наличие особых групп людей, применяющих от имени общества насилие по отношению к другим членам общества, не только нельзя исключить, но и есть все основания счита ъ, что именно те родовые органы, ко-торые выполняли крайне важную общую функцию - поддерживали запрещение инцеста как посредством насильственного пресечения кровосмешения внутри ро-да, так и путем развития связей с иноплеменниками в целях взаимообмена жен-щинами - были, независимо от наличия или отсутствия частной собственности и классов, древнейшими элементами новой, нарождавшейся государственной структуры.

Конкретное изучение архаических обществ должно показать, где и почему государственная структура предшествовала возникновению частной собственнос-ти и классовой структуры, а где развитие имело противоположную последова-тельность или сочетало и то, и другое. Во всяком случае, исследования Леви-Стросса и других этнографов, занимавшихся изучением древнего общества, говорят о возможности разных вариантов исторического развития. Леви-Стросс хорошо показал, как под воздействием запрещения кровосмешения, т.е. из-за потребностей развития того вида материального производства, который был связан с воспроизводством самого человека, происходила структурализация общества, менялись отношения в нем, развивалась культурам.

Исследования этнографов также показывают, что в процессе развития чело-веческих общностей - от локальной группы охотников и собирателей до надобщинных структур, представленных протогосударством, - возникало и усилива-лось неравенство, деление на богатых и бедных. Становясь устойчивым, это деление было не результатом разных трудовых усилий индивидов и прямой эксплуатации своих соплеменников, а в большей степени следствием разделения труда, неодинаковым положением в постепенно складывавшейся социальной иерархии, связанным с исполнением необходимых для общественной жизни общих функций, требовавших применения насилия.

Уже на этапе существования протогосударства именно социальный статус место того или иного индивида в аппарате управления определяли его доста-ток. И дело не только в потребляемой им пище. "Гораздо существеннее, - пи-шет Л. Васильев, - неравенство в социальном статусе и в тесно связанных с ним одежде, украшениях и регалиях, величине жилища, количестве жен, нако-нец, в традиционно ценимом престиже и проистекающих из него привилегиях. Словом, это неравенство прежде всего социальное однако при этом важно отметить, что неравенство, как и вообще социальная иерархия, членение кол-лектива на слои и страты, возникновение аппарата управителей не были пока связаны с делением общества на противостоящие друг другу антагонистические группы, различающиеся отношениями собственности".

Таким образом, теперь уже известна не только прежняя схема возникновения государства, выводящая его из частной собственности, эксплуатации и классовых антагонизмов, но также и другая, опирающаяся на необходимость исполнения разнообразных общественно значимых функций. Естественно, что обобщение всех этих обстоятельств позволяет и требует по-иному подойти также и к пони-манию сущности государства, ею природы.

Со времени возникновения государства делались многократные попытки раскрыть его суть как такового, показать его природу. В рамках изучаемого процесса нужно четко разграничивать, во-первых, естественноисторическую эволюцию, развертывающуюся объектив-но и стихийно, т.е. независимо от воли и сознания людей, и, во-вторых, такие стороны общественного развития, когда процесс развертывался главным образом на основе определенного предварительного представления, выбора, решения (плана). При этом само его развертывание в общем и целом как раз и есть реализация этого предварительного понимания, выступающего как его внутрен-ний смысл, его цель, и вместе с тем существенно различающихся процессов возможны весьма серьезные ошибки. Скажем, возникновение частной собственности, социального неравенства, классов и эксплуатации было, очевидно, естественноисторическим процессом, развивающимся спонтанно, стихийно, беспланово, независимо от сознания людей. Об этом процессе у людей не было никакого представления, никто не ставил цели "утвердить частную собственность" или "создать классы". Потому-то представляется наивным понимание Ж.-Ж. Руссо процесса возникновения частной собственности: "Первый, кто, огородив участок земли, придумал заявить: "Это мое!" и нашел людей достаточно простодушных, чтобы тому поверить, был подлинным основателем гражданского общества. От скольких преступлений, войн, убийств, несчастий и ужасов уберег бы род человеческий тот, кто, выдернув колья или засыпав ров, крикнул бы себе подобным:

"Остерегитесь слушать этого обманщика; вы погибли, если забудете, что плоды земли - для всех, а сама она - ничья".11 Руссо Ж. -Ж. Трактаты. М., 1969, с. 72.

Наивным в этом рассуждении является не уверенность Руссо в том, что частная собственность - главный источник преступлений, войн, убийств, несчас-тий и ужасов, а его убеждение в продуманности частной собственности, в том, что ее возникновение - следствие доверчивости "людей достаточно простодуш-ных", результат сознательного соглашения, с чем, разумеется, нельзя согласить-ся. В процессе полустихийной полусознательной жизни люди приходили к мысли о необходимости не только сохранить прежние родоплеменные структуры общественного управле-ния, но и договориться о том, чтобы придать подобным структурам новые общественно-государственные качества.

Государство - это прежде всего исторически сложившаяся, сознательно орга-низованная социальная сила, управляющая обществом. Это фактически первая сознательно созданная обществом и планомерно функционирующая организация, оказывавшая и оказывающая огромное воздействие на жизнь индивидов, соци-альных групп и всего общества.

Управлять обществом - это значит управлять определенной массой людей, на которых и могут быть распространены государственные управленческие функции. Управлять обществом, массами составляющих его людей - это вовсе не зна-чит отдавать любые распоряжения в надежде на их добросовестное исполнение гражданами.

В любом обществе, не только из-за несовпадения интересов граждан, но и из-за наличия антиобщественных элементов, никогда не бывает полного согласия всех с действующими законами и осуществляемыми целями - причем как в том случае, когда эти цели действительно отвечают интересам большинства, так и особенно в том, когда под видом общих целей обществу навязываются специфи-ческие интересы господствующей или доминирующей общественной силы.

Любое государство, вместе с решением только классовых задач, выполняет и общечеловеческую миссию, ведь без этого не может существовать ни одно общество. К общим делам относится осуществление разно-образных коллективных потребностей общества: организация здра-воохранения, образования, социального обеспечения, средств транс-порта и связи, строительство ирригационных сооружений, борьба с эпидемиями, преступностью, меры по предотвращению войны и обеспечению мира и т. п.

Государство является инструментом социального компромисса, оно должно смягчать и преодолевать противоречия между различными слоями населения и общественными силами, обеспечение общесоциальной направленности в содержании всех осуществляемых им функций. Сочетая в себе, таким образом, и классовое, и общечеловече-ское, государство выступает одновременно и как организация политической власти общества, и как его единственный офици-альный представитель. Согласно этому оно призвано обеспечить выполнение и общих дел, вытекающих из природы всякого обще-ства, и специфических классовых задач.

Соотношение между общечеловеческим и классовым в государстве в разные эпохи не одинаково, оно не стоит на месте, а динамично отражает реалии социально-экономического и политико-государственного развития, достиг-нутый уровень прогресса и демократии.

Поэтому в определенных условиях, в характеристике сущности и социаль-ного назначения государства на первый план выступает классо-вое господство, насилие, подавление.

В современных условиях на первом месте стоит приоритет общечеловеческих ценно-стей. Такая гуманистическая тенденция особенно наглядно про-является в последние десятилетия в развитых государствах Аме-рики и Европы. У нас в стране пока только говорят о общечеловеческих ценностях, на деле выходит иначе.

Россия пытается встать на путь демократии, стремится стать действительно цивилизованным государством, в котором процесс формирования и деятельности всех государственных ор-ганов строго основывается на праве, существует разделение вла-стей, обеспечивается верховенство закона и отношение к челове-ку, его правам и свободам как к высшей ценности, является пра-вовым. Если государству это удается, то сегодня это наиболее высокая ступень организации политической власти общества за всю многовековую историю развития государства.

"Демократическое, цивилизованное государство, в котором процесс формирования и деятельности всех государственных ор-ганов строго основывается на праве, существует разделение вла-стей, обеспечивается верховенство закона и отношение к челове-ку, его правам и свободам как к высшей ценности, является пра-вовым. На сегодня это наиболее высокая ступень организации политической власти общества за всю многовековую историю развития государства."11 Лившиц Р. 3. Государство и право в современном обществе: необ-ходимость новых подходов//Сов. гос-во и право. 1990. № 10.

Подводя итог вышеизложенному, о сущности и социального назначения государства можно дать такое определение. Государство - это организация полити-ческой власти, необходимая для выполнения как сугубо классо-вых задач, так и общих дел, вытекающих из природы всякого общества.

Рассматривая конкретные исторические условия развития различных стран необходимо так же учитывать религиозный, национальный и некоторые другие факторы. Но это не означает, что все эти факторы должны быть отражены в определении государ-ства вообще, достаточно исходить из его наиболее об-щих начал-общечеловеческого и классового.


sushnost-kareri-teorii-kareri.html
sushnost-klassifikacii-i-gruppirovki-ih-zadachi-vidi-gruppirovok-i-ih-naznachenie.html
    PR.RU™